Могут ли вести нормальную жизнь шизофреники. Люди с психическими расстройствами рассказали о своей жизни

Как жить с шизофренией: советы больным с диагнозом и родственникам

Могут ли вести нормальную жизнь шизофреники. Люди с психическими расстройствами рассказали о своей жизни

Психотерапевт высшей категории Олег Викторович

29838

Дата обновления: Апрель 2020

Не каждый человек знает, как жить с шизофренией. Окружающие стараются избегать общения с пациентом, у которого выявлено данное заболевание. Из-за этого его состояние может значительно усугубиться. На самом деле шизофрения не является приговором. Люди могут жить с таким заболеванием долгие годы. Им и их близким нужно лишь быть ознакомленными с информацией о психическом нарушении.

Как жить с диагнозом шизофрения

Нужно попытаться найти интересное хобби для себя и уделять ему как можно больше времени

Полностью вылечить патологию нельзя. Поэтому с момента развития шизофрении человеку приходится переживать периоды ее обострения и ремиссии.

При правильном и своевременном лечении психическое расстройство не имеет существенного влияния на социальную адаптацию человека.

Если пациент заинтересован в возвращении нормальной жизни, он должен научиться жить с таким диагнозом. В первую очередь ему нужно следовать несложным рекомендациям психиатров:

  • Не нужно сразу опускать руки. Очень важно в такие моменты не отталкивать от себя близких людей, так как их поддержка значительно повышает шансы на ремиссию;
  • Ни в коем случае не следует пытаться изолировать себя от окружающих. Эти меры лишь осложняют течение патологии;
  • Нет смысла отрицать существование болезни и отказываться от лечения. Такими действиями пациент наносит себе еще больший вред;
  • Необходимо позаботиться о ведении здорового образа жизни. Очень важно правильно питаться, заниматься спортом и выделять достаточно времени на отдых;
  • Следует отыскать занятие, которое сможет увлечь на долгое время;
  • Нужно избавиться от вредных привычек, так как они способствуют прогрессированию психического расстройства.

Существуют разные истории людей, которые благополучно живут нормальной жизнью даже несмотря на свой диагноз. Это значит, что победу над болезнью можно одержать, если следовать советам и предписаниям лечащего врача.

Реабилитация больных шизофренией

Реабилитация пациента, который болен шизофренией, начинается с осознания своей болезни. Ни один врач не сможет помочь человеку, который не принимает диагноз и категорически отказывается от терапии.

Специалист в обязательном порядке объясняет пациенту то, что шизофрения является хроническим заболеванием. А значит, заниматься ее лечением придется до конца жизни.

Человек с психической болезнью, которая имеет легкую форму, не нуждается в обязательной изоляции. С таким больным шизофренией не опасно находиться рядом, так как он не представляет серьезной угрозы для жизни. Пациент способен принимать участие в разных сферах общества, а также получать удовольствие от того рода деятельности, которым он занимается.

Люди с шизофренией вне периода ее обострения должны принимать лекарственные препараты, назначенные психотерапевтом. Они помогают предотвратить появление рецидива. С врачом нужно обсуждать вопросы частоты приема таких медикаментов и их дозировки. Самостоятельно принимать решения о прекращении терапии категорически запрещается.

Психотерапевтическое лечение потребуется больному, который переживает ремиссию заболевания. В нем обязательно должны принимать участие его близкие люди. Правильно проводимая реабилитация позволяет избавиться от выраженных симптомов шизофрении и способствует социальной адаптации пациента.

Психосоциальная реабилитация

Квалифицированный специалист на групповых занятиях поможет справляться с социальными и другими проблемами

Многие мужчины и женщины жили с психическим расстройством десятилетия и дольше. Особенно долго живут люди с шизофренией, которые ответственно относятся к своему лечению. Современная терапия при таком диагнозе направлена не только на подавления клинических признаков патологии, но также на формирование целостной личности человека, который способен вернуться к нормальной жизни.

Опытные врачи в ходе терапии и реабилитации обучают пациента правильно взаимодействовать с людьми из своего окружения. Они подсказывают ему, как вести себя в той или иной затруднительной ситуации.

Психотерапевтические курсы предусматривают несколько действенных форм работы с людьми, у которых имеются проблемы со стороны социальной адаптации. Им предлагается посещение групповых, индивидуальных и семейных тренингов.

Социальный тренинг направлен на обучение человека эффективно справляться со своим нарушением и избегать факторов, которые приводят к его рецидиву.

Пациент должен быть заинтересован в успешном проведении тренингов. Ему потребуется поддержка близких родственников и друзей, которым под силу вывести человека из болезненного состояния.

Трудоустройство

Пациенты часто спрашивают у психиатров о том, как можно жить с диагнозом шизофрения. Также актуальным вопрос остается о трудоустройстве человека с таким психическим нарушением.

Легкая форма шизофрении не сопровождается глубокой деформацией личности. При ее развитии не наблюдается потеря навыка к нормальному общению и выполнению простых действий. Поэтому больной не теряет трудоспособность.

Медики разрешают пациентам с шизофренией вне обострения продолжать заниматься привычной деятельностью. Но они рекомендуют существенно снизить нагрузку, чтобы избежать перенапряжения.

Если человек не может дальше продолжать выполнять свою работу, ему следует подыскать должность, за которой закреплены упрощенные задачи.

Сколько живут с шизофренией

При соблюдении всех врачебных рекомендаций и правильного образа жизни можно прожить до глубокой старости

Ответ на вопрос о том, сколько удается прожить человеку с шизофренией, напрямую зависит от ряда факторов. В первую очередь берется во внимание социальная адаптация пациента и его желание бороться с психическим заболеванием.

Значительно сократить продолжительность жизни пациента с шизофренией может отказ от лечения. Также влияние оказывает течение другого тяжелого заболевания, которое с трудом поддается терапии.

Трудности в общении

Родственникам шизофреника не всегда понятно, как вести себя с человеком, заболевшим психическим расстройством. Это одна из причин, почему люди предпочитают отстраняться от общества больного, так как при контакте с ним они ощущают неловкость. Не исключается и страх, так как окружающие не понимают, чего именно им следует ожидать от человека с диагнозом шизофрения.

Сложнее всего наладить контакт с пациентом, который переживает обострение шизофрении. При ремиссии он совершенно безопасен для общества.

Близкие люди шизофреника должны научиться адекватно реагировать на его поведение, стараться поддерживать в начинаниях и проявлять интерес к увлечениям больного. Нет смысла обижаться на него в проблемных ситуациях, так как он сам не способен отдавать отчет собственным действиям.

Как побороть чувство тревоги

При возникновении внутреннего дискомфорта, можно сделать водные процедуры

Шизофрения сопровождается тревожным состоянием, которое нередко и приводит к ее обострению. Поэтому мужчинам и женщинам, склонным к психическим расстройствам, требуется научиться бороться с ним. Ни в коем случае нельзя поддаваться тревоге, так как она оказывает влияние на поведение человека и его мысли не самым лучшим образом.

Пациенты, которые уже точно знают, как живут с психическим нарушением, выполняют следующие рекомендации по борьбе с тревогой:

  1. Следует своевременно обращать внимание на тревожные мысли.
  2. Желательно составлять для себя перечень ситуаций, в которых вы ощущаете сильную тревогу. Сразу же нужно найти способы быстрого выхода из затруднительных положений.
  3. Если тревога настигла в общественном месте, нужно найти уединенный уголок и попытаться успокоиться. Не стоит пытаться убежать от толпы, так как из-за этого состояние лишь ухудшается.
  4. Настоятельно рекомендуется отказаться от приема наркотических вещества, алкогольных напитков и кофе. Они лишь усиливают чувство тревоги.
  5. Желательно отыскать для себя приятного человека, беседы с которым помогают максимально успокоиться.

Хорошо помогает справляться с тревожными состояниями релаксация. Сеансы медитации желательно проводить под негромкую успокаивающую музыку. Расслабиться и успокоить мысли также помогает теплая ванна.

Правильное поведение

Выбирать тактику лечения шизофрении необходимо с лечащим врачом, который имеет опыт работы с людьми с психическими нарушениями. Специалист должен полностью контролировать весь курс. Самолечение при такой патологии является недопустимым, так как самостоятельно справиться с признаками заболевания невозможно.

Вся ответственность за выбор лечебного курса лежит на враче. Пациент и его близкие имеют право участвовать в выборе методик, которые способствуют достижению ремиссии.

С врачом обсуждается уровень, на котором родственники и друзья пациента будут принимать участие в его терапии. Они должны обеспечить здоровые отношения в семье, так как те имеют большое влияние на успешность лечения.

Пациента с шизофренией требуется постоянно контролировать. Не стоит оставлять его одного, особенно во время обострения болезни.

Помощь со стороны семьи

Контролировать каждый шаг человека с психическим расстройством не надо, лучше за ним просто приглядывать

Пациент не должен переживать обострение шизофрении в одиночестве. В эти моменты он больше всего нуждается в поддержке и опеке близких людей, которые являются его семьей.

Забота о больном должна быть в меру. Не стоит слишком сильно опекать шизофреника, так как это может лишить его всякой самостоятельности, что отрицательно сказывается на течении патологического процесса и выздоровлении.

Пациент может говорить словами, которые непонятны его родственникам. В этом случае стоит предложить ему послушать вместе музыку или заняться рисованием. Так у человека появится возможность выразить свои мысли в другом виде.

Каждый член семьи, который проживает в доме с больным шизофренией, должен контролировать свои слова и поведение.

Не стоит показывать ему свое отчаяние, так как это отрицательно скажется на его общем восприятии ситуации. Родственники шизофреника должны быть готовы к появлению обострения болезни.

Им следует обдумать план действий при такой ситуации, чтобы иметь возможность своевременно помочь человеку в непростом положении.

Близкие пациента с психическим нарушением должны ответственно относится к своей роли в его жизни. Ведь именно их действия и поддержка имеют влияние на процесс выздоровления человека и успешность его адаптации к социальной жизни.

Медикаментозное лечение

Добиться устойчивой ремиссии без приема лекарственных препаратов практически невозможно. Весь курс лечения пациента с шизофренией должен сопровождается применением медикаментозных средств, действие которых направлено на устранение тревожности и других симптомов психического расстройства.

Если шизофреника беспокоит чувство тревожности, то помочь ему справиться с ними могут седативные препараты, бета-блокаторы и антидепрессанты.

Категорически запрещается самостоятельно подбирать препараты для устранения чувства тревоги. Правильное лечение медикаментами может назначить только грамотный специалист.

Благодаря медикаментозной терапии пациенты лучше справляются с симптомами шизофрении, которые их беспокоят. Также она сокращает количество рецидивов болезни.

Сильнодействующие препараты назначаются больным при тяжелом течении психического расстройства. Если же заболевание характеризуется незначительными симптомами, то пациентам удается обходиться психотерапией.

Источник: https://mozg.expert/shizofreniya/kak-zhit-s-shizofreniey/

Как помочь людям с психическими отклонениями жить нормальной жизнью

Могут ли вести нормальную жизнь шизофреники. Люди с психическими расстройствами рассказали о своей жизни

В стране идет бурная дискуссия: как реформировать службу психиатрической помощи, что делать с психоневрологическими интернатами. С одной стороны, попавшие туда люди оказываются в полной изоляции от внешнего мира и зависят от руководства и работников ПНИ, и эту ситуацию надо менять. С другой, если идет речь о том, чтобы вернуть обитателей этих учреждений в социум, – как это сделать?

Вопросов масса. Как избежать непомерной нагрузки на семьи и острых конфликтов? Ведь если семья определила человека в интернат, вряд ли родственники согласятся добровольно забрать его оттуда назад.

И что делать с теми больными, которые во время обострения могут становиться опасными для других? Вопросы не праздные, а тема важная, потому что людей с психическими отклонениями, только по официальной статистике, у нас в стране более четырех миллионов.

Как помочь

В любом случае нам нужна четко выстроенная служба психиатрической помощи и реабилитации больных, которые завершили курс лечения в стационаре и вернулись домой. Причем помощь эта не только медицинская – работа психотерапевтов, психологов, педагогов, социальных работников с такими пациентами не менее важна.

Как обидчивость и гнев влияют на здоровье человека

Чтобы понять, как это может работать, отправляюсь на север Москвы, в медико-реабилитационное отделение (МРО) психоневрологического диспансера № 19, филиала ПКБ №4 им. П.Б. Ганнушкина, которым руководит Олеся Шагарова. Здесь работают так, что многие люди, из-за болезни выпавшие из жизни, годами отказывавшиеся от общения, находят друзей, занятия по душе, а кто-то и работу.

– Нашему отделению два года, – говорит завотделением врач-психиатр Сергей Ветошкин. – Работаем по принципу дневного стационара: наши пациенты приходят к нам утром. Сейчас у нас около 50 человек. Помимо контакта с врачом, медикаментозной терапии их ждут занятия – индивидуальные и в группах с психологом и социальным педагогом.

“Называй меня на вы”

В комнате в удобных креслах кружком расселась группа из 10 пациентов. Клинический психолог Инна Звягельская объявляет тему занятия: “Личные границы”.

Как правильно обратиться к незнакомому человеку? Как добиться от партнера желаемого, не давя на него? Как найти компромисс, если один хочет одного, а другой – противоположного? Что такое жесткие и мягкие границы и почему трудности в жизни во многом связаны с неумением отстроить свои границы нормально? Занятие проходит в форме диалога: психолог не просто объясняет не самые, в общем-то, простые вещи, но задает вопросы, предлагая пациентам поразмышлять и высказаться. Сначала – теоретически.

А потом начинается самое интересное. Пациенты разыгрывают сценки-диалоги по заданному Инной сценарию.

Например, нужно было поставить на место – не грубо, но твердо – бесцеремонного человека, обратившегося к незнакомому собеседнику на ты.

И тут оказалось: кто-то теряется и не знает, как лучше вести себя в такой ситуации, а кто-то находит верный тон с легкостью. По сути, идет тренинг по умению вступать в контакт с людьми и выстраивать общение.

“Для многих наших пациентов это сложная работа, – объясняет Инна Звягельская. – Ведь к нам приходят люди, которые годами могли лежать на диване, отвернувшись от всех, уткнувшись в стенку. Депрессия и апатия – спутник многих психических расстройств, и в такое время, рассказывают нам наши пациенты, нет сил себя заставить даже простейшие действия сделать – умыться, почистить зубы…”

Кто-то понимает, что болен, хочет выкарабкаться и надеется, что ему помогут. С такими пациентами проще. Но есть и другие – немотивированные, ни во что не верящие.

” проблема с такими – заставить захотеть позаниматься, – рассказывает Инна. – Сначала стараемся уговорить хотя бы посмотреть, как это происходит. Мотивируем, приводим примеры других больных, убеждаем всеми силами.

Начинают ходить на группы – становится интересно, и человек начинает потихоньку выбираться сам”.

Кстати, из таких мини-сценок, регулярно разыгрываемых на занятиях с психологом, год назад в отделении родился… театр. “Это наше ноу-хау. Предложили его организовать сами пациенты, – говорит Инна. – Театр психологического этюда – проигрываем разные жизненные истории, психологические проблемы.

Пациенты сами пишут сценарии, сами играют, а теперь даже снимать стали на видео. Через театральные занятия прошло уже около 40 человек. Кто-то пролечился и ушел. Кто-то устроился на работу. Были и такие, кто попробовал – не понравилось. Но костяк – 24 человека – сдружились. Общаются и вне диспансера, в гости друг к другу ходят, дни рождения празднуют.

И не поверишь, что это были люди, вырванные болезнью из жизни”.

Из этой группы самых активных половина за последний год ни разу не ложились в стационар – не было обострений болезни. Семеро устроились на работу. “А четверых сейчас устраиваем на учебу – в колледжи. Такой вот результат”, – говорит Инна Звягельская.

“Никогда не работал”

Кстати, с работой пациентам РМО тоже помогают. Педагог, специалист по социальной работе Яна Панина тоже расширяет границы мира пациентам отделения. “Мы бываем и на экскурсиях, и на выставках, – рассказывает Яна. – Но главное, стараемся помочь тем, кто может и хочет работать, найти подходящее место и устроиться”.

Как получить консультацию и не попасть в психиатрическую больницу

Здесь даже резюме пациентов учат писать правильно. Инна Звягельская проводит специальные тренинги по трудоустройству.

“Ну, вот посмотрите, с чего начинал один наш пациент: возраст, пол, фраза “нигде никогда не работал” и даже вместо фотографии додумался непонятный “аватар” поместить, – ничего, справились.

Теперь он вполне успешно работает в крупной торговой сети”, – рассказала Инна. А Яна с пациентами бывает на ярмарках вакансий, помогает подобрать подходящее рабочее место.

Вот только несколько историй, как специалисты МРО помогли больным найти себя. Имена пациентов называть нельзя, фотографировать их лица тоже – таков закон. Но все эти истории реальны.

Аня. 24 года. Красавица и умница. Но в семья так глубоко погрузилась в религию, что ребенок кроме молитв не занимался больше ничем. У девочки начались галлюцинации, диагноз – психоз.

Специалисты МРО работали и с девушкой, и с семьей – мамой, тетей, убедили уменьшить количество обрядов. Ане подобрали медикаментозную терапию. И помогли устроиться на работу. Начинала Аня заниматься с детьми-инвалидами, разрисовывала с ними игрушки.

Сейчас – поменяла работу, она администратор в фитнес-клубе, и очень довольна.

Василий. 33 года. Диагноз – шизофрения. Не работал несколько лет, жил с мамой, на пенсию по инвалидности. Когда попал на терапию, почти не общался – не хотел, ко всем относился подозрительно.

К счастью, с мамой был хороший контакт, и она помогла уговорить его ходить на тренинг для улучшения общения. Недавно нашел работу – раздатчиком газет. Зарплата, кстати, вполне приличная для неполной занятости – 20 тысяч рублей в месяц.

С утра работает, в отделение приходит к 11, где продолжает лечение и реабилитацию.

Психиатр: У всех психических заболеваний в основном стертые формы

Ксения. 32 года. Лечилась от бреда преследования, доходило до мыслей о суициде. Живет с дедом. Других родных нет. Подобрали терапию. А с тренингами шло неровно: то бросала, то снова начинала заниматься. На одном из занятий познакомилась с пациентом – сейчас у них любовь. И состояние обоих тоже улучшилось. Ксения пошла на работу – ее взяли в колл-центр крупной компании.

Владислав. 34 года. Не работал более восьми лет. Жил с родителями. Друзей не было. На тренинги начал ходить сам, добровольно. И добросовестно. Потом стал одним из инициаторов создания театра.

Он же написал первый сценарий. Сейчас он тоже устроился на работу – в сетевой супермаркет, сначала временно, а теперь справляется с полной пятидневной неделей. В отделение поэтому заглядывает редко.

Но с театральными друзьями встречается регулярно.

“Вот это – реальная социализация, – констатирует Инна Звягельская. – И очень хорошо, что есть закон, по которому работодатели обязаны выделять квоты на рабочие места для инвалидов. Это здорово облегчает наши задачи по поиску подходящего места для наших пациентов”.

Инфографика “РГ”/ Александр Чистов/ Сергей Бабкин

Прямая речь

Сергей Ветошкин, психиатр

наша цель – добиться, чтобы состояние психически нездорового человека улучшилось и было стабильным, чтобы снизить риск госпитализаций с обострениями или ухудшением в психиатрический стационар. То есть наши пациенты должны уметь жить самостоятельно, обслуживать себя – это задача-минимум.

А задача максимум – социализировать человека настолько, чтобы он мог работать и жить обычной жизнью. Отделение работает по полипрофессиональному принципу: в реабилитационной работе задействованы психиатр, психотерапевт, психолог, социальный работник.

К каждому пациенту подход индивидуальный, или как сейчас модно говорить, персонифицированный. Помочь можно всегда, другое дело, что больные, их родные не всегда об этом знают.

Мы задались целью заполнить этот информационный вакуум, просмотрели наш Рунет, и поняли: доступной информации по психореабилитации мало, она разрозненная. Так родилась идея сделать удобный и наглядный сайт, где можно увидеть и наши методы работы, и результаты.

Сейчас в психиатрии происходят коренные изменения модели оказания помощи. Акценты смещаются со стационарной помощи на амбулаторную.

В Москве, например, из 17 психиатрических больниц осталось три, плюс клиника неврозов и детская профильная больница. Значит, надо активнее развивать альтернативные виды помощи, стационарзамещающие технологии.

Но пока дневных стационаров и медико-реабилитационных отделений по типу таких, как наше, на мой взгляд, не достаточно.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере “РГ”

Источник: https://rg.ru/2019/07/09/kak-pomoch-liudiam-s-psihicheskimi-otkloneniiami-zhit-normalnoj-zhizniu.html

2017-12-25T08:00

2017-12-25T17:34

https://ria.ru/20171225/1511534351.html

“Остались только близкие”: как живут люди с психическими расстройствами

https://cdn25.img.ria.ru/images/151153/81/1511538171_0:261:5006:3077_1036x0_80_0_0_6f03adbbaf8be70be48ed34e701c870b.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Камила Айлер, для РИА Новости

Расстройство психики. Для кого-то такой диагноз — повод свести общение с больным к нулю. Другие, наоборот, считают проблему надуманной, мол, душевнобольных содержат в специальных учреждениях, а тебе просто нечем заняться. Как на самом деле живут люди с психическими расстройствами и когда их стоит бояться? РИА Новости собрало истории тех, кто ежедневно борется со своим вторым “я”.

Монстр под кроватью

Елене Массаковской (имя изменено) из Электростали 24 года. Почти всю свою сознательную жизнь она борется с пограничным расстройством личности. Живется с таким заболеванием непросто, признается девушка.

А врачи в один голос твердят, что окончательно избавиться от недуга не удастся никогда. Дело в том, что пограничное расстройство личности практически всегда протекает параллельно с другими заболеваниями — депрессией или навязчивым состоянием.

К тому же пациенты с этим диагнозом особенно остро реагируют на стресс и испытывают постоянное чувство тревоги.

“Моя главная проблема — неприятие некоторых своих особенностей. Если бы меня попросили изобразить болезнь на листе бумаги, я бы нарисовала того самого подкроватного монстра, который внезапно вылез из своего укрытия и заполнил собой всю комнату”, — описывает свое состояние Елена.

Девушка лежала в стационаре четыре раза: она обращалась за помощью сама, когда чувствовала, что не способна справиться с тревожными симптомами в одиночку. “Никто меня не скручивал и не вез принудительно лечиться, как это любят показывать в кино.

Ты веришь, что неприятные симптомы пройдут, что тебе помогут, но на деле наша отечественная психиатрия ограничивается выдачей лекарств и редкими встречами с лечащим врачом. По-настоящему помочь может только квалифицированный психиатр”, — говорит она.

Не все поддержали Елену в трудную минуту: стационар стал своеобразной проверкой для друзей и родственников девушки. Некоторые знакомые, оценив серьезность диагноза, свели общение с ней к минимуму. Остались только самые близкие — они-то и помогли выкарабкаться.

Сейчас Елена Массаковская не работает, но регулярно ездит в Москву на сеансы диалектической терапии, разработанной специально для пациентов с пограничным расстройством личности.

“После начала занятий со специалистами наметились улучшения, сейчас я активно занимаюсь поиском работы — очень хочется попробовать себя в качестве сотрудника вегетарианского кафе”, — мечтает она.

Впрочем, поясняют медики, к выбору работы таким людям нужно подходить крайне осторожно: любимое дело может как помочь в борьбе с болезнью, так и усугубить ситуацию.

Если пациент страдает от тяжелого расстройства, например шизофрении, профессии, связанные с любым риском для жизни, для него табу, отмечает психиатр Марина Мдинарадзе.

Человек не должен лишний раз испытывать стресс или находиться в эмоциональном напряжении, уточняет Мдинарадзе, это как минимум не сделает его здоровее.

У людей с психическими расстройствами точно есть “черный пояс по внутренней борьбе”, не сомневается Массаковская: начинаешь иначе воспринимать жизнь и очень ценить моменты, когда удается быть в гармонии с собой.

Однако есть и обратная сторона медали: в глазах многих здоровых людей душевная болезнь — надуманная проблема. “Таким, как я, приходится много работать над собой, чтобы жить полноценно, но мы не опасны для окружающих и очень боимся быть брошенными”, — делится чувствами Елена.

По мнению психолога Натальи Варской, грань между признаками психического расстройства и просто депрессивным периодом может установить только психиатр. Другое дело, что люди не обращаются за помощью вовремя — им очень страшно, что худшие опасения оправдаются.

А когда человек долгое время борется с депрессивным состоянием в полном одиночестве, незначительная психологическая проблема может превратиться в серьезный диагноз.
“Как правило, никто даже не замечает, что человек становится опасным.

Потому что есть пациенты реактивные, которые бурно проявляют агрессию, а есть очень тихие. Бывает даже так: знакомые пациента характеризуют его как спокойного человека, а потом удивляются, что он ни с того ни с сего повел себя неадекватно.

Родственники и близкие часто пускают ситуацию на самотек или даже списывают происходящее на особенности темперамента: он замкнутый потому, что интроверт. Или что-то вроде того”, — объясняет тонкости врач.

Дамоклов меч

Жительница Новосибирска, 23-летняя Ольга Фокс (имя изменено), описывает свое психическое расстройство так: “Внутренний голос постоянно говорит мне: сделай то-то, иначе кто-то умрет/попадет в больницу/сломает ногу и так далее. В общем, произойдет нечто ужасное.

Когда знаешь о симптомах обсессивно-компульсивного расстройства, умом понимаешь, что “хорошие” и “плохие” числа, какие-то действия, слова, знаки никак не повлияют на действительность. Это магическое мышление, чушь. Однако ты продолжаешь делать или перепроверять что-то по десять раз.

Над тобой будто дамоклов меч”.

Возвращаться домой по несколько раз, чтобы проверить, выключен ли утюг, — лишь одна из множества привычек человека с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР), поясняет Ольга. Именно поэтому девушка уже много лет не покупает вещи, которые нужно гладить: так ей живется гораздо спокойнее.

Здоровые люди подобное заболевание всерьез не воспринимают, а некоторые даже обвиняли Ольгу в банальном желании привлечь к себе внимание. “Обычно они говорят, мол, ты все придумала, тебе просто делать нечего, ты просто хочешь быть не такой, как все.

Устройся еще на одну работу, выйди замуж, роди ребенка — все это я слышу регулярно”, — делится она.

Но навязчивое состояние — вовсе не блажь, уверяет девушка. ОКР действительно может мешать жить и даже стать причиной депрессии и панических атак. Иногда посторонним людям это заболевание кажется смешным. “Конечно, проще посмеяться над человеком, а не предложить ему помощь”, — говорит Ольга.

Раньше девушка работала в продавцом в магазине, но ОКР не переставало напоминать о себе. “Мне постоянно приходилось считать деньги. Внутренний голос изводил вопросами: “А действительно ли все правильно? Ты уверена, что расписалась в накладной? Все ли на месте?”. А потом я научилась спорить сама с собой, убеждала себя в том, что все посчитала правильно с первого раза”, — вспоминает она.

Обсессивно-компульсивное расстройство — это постоянная трата времени и нервов. “Проверь, перепроверь, сделай, переделай, подвинь — и так каждый день. Однажды, уходя с работы, я так долго не могла перестать дергать дверь, что опоздала на последний автобус и шла несколько километров пешком через дачный сектор”, — приводит Ольга пример из своей жизни. 

В легкой форме ОКР — просто навязчивое состояние, которое мешает жить человеку, объясняет психиатр Владимир Файнзильберг. Более тяжелая его форма может привести человека к инвалидности: речь идет о серьезном нарушении, выходящем за рамки неврозов.
“Сразу же встает вопрос о том, кого из пациентов можно считать опасным или неопасным для общества. Официально считается, что человек страдает психическим заболеванием, если у него имеются нарушения поведения, не укладывающиеся в рамки общепринятых в конкретном социуме. Также есть люди, у которых возникает бред или галлюцинации — обязательные симптомы психического расстройства. Такие пациенты могут быть опасными, поэтому их ставят на официальный учет. Они обязаны регулярно ходить к врачу, а если отказываются, то психиатр посещает их сам”, — разъясняет Файнзильберг.

В то же время есть пациенты, которые эпизодически страдают расстройствами настроения или поведения. Это поддается психотерапии, утверждает врач. Таких людей называют условно больными, они состоят только на консультативном учете и не представляют никакой угрозы для общества. И никто не вправе принуждать их посещать психиатра.

Между манией и депрессией

Биполярное аффективное расстройство — такой диагноз десять лет назад поставили 26-летнему Андрею Гребенюку из Перми. За все это время он лежал в больнице двенадцать раз.

Поначалу молодому человеку приходилось тяжело: лечебные препараты спровоцировали появление побочных эффектов, а в 2011 году Андрей три дня пролежал в коме после попытки суицида. “Ты как будто находишься между двух полюсов — манией и депрессией.

В маниакальном состоянии я не спал ночами, энергии было столько, что хотелось заниматься несколькими делами одновременно. Депрессия, наоборот, сопровождается резким спадом настроения, ужасными мыслями и тоской”, — рассказывает Андрей.

Отношения с близкими и родными тоже складывались не лучшим образом.

Молодому человеку тяжело было появляться на людях не только из-за депрессивного состояния, но и по причине отсутствия поддержки. Мама Андрея регулярно отправляла сына в больницу, твердила, что он болен, никогда не сможет иметь семью и детей. “Меня это повергало в ужас.

Хорошо, что хотя бы отец считал, что я здоров, он никогда не поддерживал медикаментозное лечение. И правильно делал. Как мне кажется, все эти препараты только усугубляют ситуацию”, — высказывает мнение Андрей.

После долгих консультаций с психотерапевтом ситуация значительно улучшилась: сейчас Андрей Гребенюк работает переводчиком и преподавателем английского языка, занимается ремонтом цифровой техники.

“Раньше о работе не могло быть и речи — я злоупотреблял алкоголем, пытаясь справиться со своими проблемами. Теперь я считаю, что лечение в первую очередь должно быть психотерапевтическим, только этот метод мне в итоге помог.

Нужно изначально изучить корни проблемы, а не бороться с симптомами и последствиями”, — говорит он.

Люди с психическими расстройствами совершенно по-другому смотрят на жизнь, знают цену положительным эмоциям и поддержке, признается Андрей. “Психологические проблемы есть абсолютно у всех. Ни один человек не застрахован от подобного заболевания, многие просто не считают нужным обращаться за помощью”, — поясняет молодой человек.

Точку зрения Андрея разделяет и психотерапевт Анна Златопольская. Грань между теми, кто стоит на учете, и теми, кто просто наблюдаются у психиатра, чрезвычайно тонка, указывает Златопольская. “Случай из частной практики. По соседству со мной жила пожилая женщина, довольно тихая, безобидная и совершенно одинокая.

Однажды другие жители дома пожаловались на сильный неприятный запах, который стал распространяться по всей многоэтажке. Оказалось, что эта женщина зачем-то на протяжении многих месяцев копила у себя дома отходы: вскрывший дверь участковый даже не смог пройти в комнату из-за гор мусора.

Выяснилось, что у бабушки шизотипическое расстройство, хотя на учете она никогда не состояла”, — рассказывает врач.

Могут ли люди с наглядными признаками душевной болезни, но не наблюдающиеся у психиатра, представлять для других угрозу? Златопольская поясняет, что все зависит от вида расстройства, а также от того, насколько оно запущено.
Кроме того, говорит психотерапевт, эта проблема не до конца решена на законодательном уровне.

В СССР за душевнобольными постоянно наблюдали: если пациенты вели себя буйно, их направляли на лечение. Потом подобная практика сошла на нет. Руку на пульсе, считают медики, должны держать знакомые и соседи, если стали свидетелями подозрительного поведения человека. Однако никто не хочет брать на себя такую ответственность.

Источник: https://ria.ru/20171225/1511534351.html

Рассказ шизофреника: как болезнь изменила всю мою жизнь

Могут ли вести нормальную жизнь шизофреники. Люди с психическими расстройствами рассказали о своей жизни

Элис Эванс была студенткой, когда у нее появились признаки шизофрении. Последующие 10 лет она провела в доме своих родителей. Вот ее история.

Я впервые почувствовала себя очень плохо, когда мне было 20 лет. В то время я училась в университете.

Когда я поступила, мне было не по себе от того, что приходилось быть вдали от дома, но постепенно у меня появились друзья. Мне нравилось учиться, особенно курс драмы. Хотя в этот период меня посещало много депрессивных мыслей.

Я работала на трех работах, чтобы оплачивать жилье. Вкупе с учебой такой образ жизни в какой-то момент стал невыносимым.

Все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Я практически совсем перестала спать. Тогда-то и начались проблемы.

Мне казалось, что окружающий мир утратил краски. Именно так можно описать мое тогдашнее состояние. Все стало серым и унылым.

Мысли и фразы стали ускользать от меня. Я начинала о чем-то думать и теряла нить. Вдобавок я не могла говорить. Слова просто физически не вылетали изо рта.

Появились постоянные страхи. Особенно страшно было, когда я начала слышать посторонние голоса по радио или по телевизору. Я не понимала, что происходит, и не догадывалась, насколько серьезно я больна.

Как-то в выходные меня навещали дядя с тетей. Мы гуляли по городу, и вдруг я увидела, что все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Конечно же, это было не так, но во время психического припадка видения и есть твоя реальность. И нельзя щелкнуть пальцами, чтобы все вернулось назад. Это невозможно.

Как в тумане

Этот период моей жизни прошел, как в тумане. Я все время пребывала в растерянности, ощущала себя измотанной и напуганной, поэтому помню о тех временах не очень много.

Из-за нарушений речи я не могла рассказать близким и друзьям о том, насколько серьезно мое состояние. Думаю, я и сама не до конца это осознавала. Человек, страдающий психозами, чаще всего боится в этом признаться.

Правообладатель иллюстрации AliceEvans Image caption Элис было 20 лет, когда начали проявляться признаки шизофрении

Однажды я вышла из дома, совершенно не понимая, куда иду. Я бродила по улицам, одинокая и потерянная. Садилась в какие-то автобусы, чтобы добраться до дома, но не знала, по какому маршруту они идут. Рядом не было никого, кто бы мог помочь.

Каким-то образом, до сих пор не знаю как, меня подобрали мои друзья и отвезли к моим родителям в Девон.

После этого я не покидала родительский дом в течение 10 лет.

Родители отвели меня к психиатру, который разговаривал со мной очень ласково и прописал препараты, купирующие симптомы шизофрении. Эти симптомы выражались в галлюцинациях, различных маниях и душевном смятении.

Побочные эффекты

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась. По крайней мере, я поняла, с чем имею дело, и могла начать борьбу за будущее.

Лекарства подействовали почти моментально, но мне хотелось пройти курс терапии, в рамках которой я могла бы поговорить о своей болезни. В то время такого рода лечение очень плохо финансировалось. Да и в наши дни психически больные люди сталкиваются с такой же проблемой.

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась.

Принимая лекарства, я начала понемногу двигаться к исцелению. Понемногу начала возвращаться речь, я начала сама мыться и обслуживать себя на элементарном уровне. Те, кто говорит, что психические расстройства не влияют на физическое состояние, неправы. В моем случае мое тело тоже вышло из строя.

К сожалению, у моих препаратов были побочные эффекты, и примерно за год лечения я набрала более 60 килограммов.

Лишний вес был моей проблемой еще в школьные годы, хотя сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тогда мне не о чем было волноваться. Такая мощная прибавка в весе усугубила мое состояние. Я чувствовала себя непривлекательной, не хотела видеться с друзьями, а моя боязнь выходить наружу исключала возможность заняться спортом.

Потом я нашла первую за много лет работу: мыла посуду в местном пабе. Я надевала наушники, включала любимую музыку и так работала всю смену, мне это даже нравилось. Но, к сожалению, здоровье давало о себе знать, и я не могла иметь постоянную работу. Это был какой-то порочный круг.

К новой жизни

Но однажды случилось чудо, благодаря которому я нашла новых друзей. Мне всегда нравились музыка и искусство, задолго до болезни. И моя мама убедила меня поступить в местный театральный кружок. Меня пугала перспектива находиться в обществе незнакомых людей и играть на сцене, но меня там приняли очень хорошо, и я получила роль в постановке, над которой шла работа.

Правообладатель иллюстрации AliceEvans Image caption В течение долгого времени Элис не могла говорить

Мне было очень трудно запоминать текст, но это никого не раздражало. У ребят была хорошая реакция и чувство юмора, они всегда спасали ситуацию, если я забывала слова.

Больше всех из группы я сдружилась с Тристаном. Он меня поддерживал во всем, и однажды я рассказала ему о своей шизофрении. У него тоже были некоторые психические расстройства, и мне было легко говорить с ним об этом, зная, что он меня понимает.

В один из дней он объявил, что решил поступить в университет и предложил мне тоже подать документы. Я была в ужасе, но его сила и поддержка вкупе с моей собственной внутренней верой в себя сделали свое дело. Я послала заявку и к моему огромному удивлению была принята в Институт искусств в Челси.

И тогда началась моя жизнь.

________________________________________________________________

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Один из симптомов шизофрении – уход в себя, отключение от окружающей действительности

Несколько фактов о шизофрении:

  • Один из каждой сотни человек в Британии страдает шизофренией
  • Обычно болезнь проявляется примерно в 20 лет
  • Симптомы болезни делятся на позитивные и негативные. К позитивным относятся галлюцинации и мании, к негативным – отсутствие мотивации, замыкание в себе, отсутствие интереса к окружающей жизни. Негативные симптомы, как правило, более долгосрочны и труднее поддаются лечению.
  • Продолжительность жизни людей, больных шизофренией, на 15 лет меньше, чем у остальных

Источник: Rethink Mental Illness

_________________________________________________________________

Головокружительная карьера

Я начала делать фотографии и снимать фильмы, в которых передавала свои ощущения.

Через это искусство я могла рассказать другим гораздо больше о своих переживаниях, чем на словах. Еще один важный шаг на пути к нормальной жизни для меня заключался в том, что я попала к блестящим специалистам в области психических расстройств, которые помогли мне стать более независимой. Преподаватели и студенты в институте всячески поддерживали меня.

Два года назад моя ситуация снова немного “просела”. Избыточный вес помешал организму эффективно справиться с легочной инфекцией, и я провела 10 дней в реанимации с признаками астмы. К счастью, я полностью поправилась, и мне разрешили пройти операцию по удалению лишнего веса – еще одна важнейшая глава в моей истории исцеления.

Image caption Так Элис выглядит сейчас

Я устроилась работать волонтером в местном благотворительном фонде, ориентированном на помощь душевнобольным. Там я приобрела много опыта и полезных навыков.

Они же направили меня на речевую терапию, что тоже сыграло огромную роль в моем возвращении к нормальной жизни.

К сожалению, финансирование фонда значительно сократилось, и отделение, в котором я работала, были вынуждены закрыть к разочарованию и персонала, и пациентов.

Однако мне крупно повезло. Перед тем как закрыться, сотрудники этого отделения помогли мне подать документы на получение степени магистра в Королевском институте искусств. Понемногу я сама начала заниматься преподавательской деятельностью, помогала другим открыть в себе художественные таланты. В настоящий момент я занимаюсь получением профессорской степени.

Мне понадобилось 20 лет, чтобы прийти к моему нынешнему состоянию, и у меня до сих пор случаются приступы. Жить с шизофренией очень трудно, и мне очень повезло, что моя семья и друзья оказали мне такую невероятную поддержку. Они и сейчас всегда оказываются рядом, когда мне становится хуже.

Если мы сможем победить стереотипы, добьемся хороших инвестиций в развитие этой области психиатрии и начнем оказывать своевременную поддержку людям с шизофренией, им не нужно будет барахтаться в одиночку, как это поначалу было со мной, а можно будет сразу начать двигаться в сторону выздоровления.

Источник: https://www.bbc.com/russian/society/2015/10/151021_schizophrenia_testimony

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.