Кладбище домашних животных на английском читать. Книга кладбище домашних животных читать онлайн

«Кладбище домашних животных»: отличия фильма и книги

Кладбище домашних животных на английском читать. Книга кладбище домашних животных читать онлайн

Однажды Оуэн, сын Стивена Кинга, выбежал на дорогу перед домом и едва не попал под машину. Примерно в то же время умер Смэки, кот его дочери, и родители долго думали, как сказать ей правду. Так, вообразив, как всё это могло обернуться, писатель пришёл к «Кладбищу домашних животных». История вышла до того тёмная, что Кинг несколько лет держал книгу в секрете, откладывая её публикацию.

Когда это всё-таки свершилось, роман быстро стал бестселлером, а в 1989 году вышла первая, не менее жуткая киноадаптация режиссёра Мэри Ламберт. Спустя ещё тридцать лет Кевин Кёльш и Деннис Уидмайер предложили своё видение известного сюжета, изменив в нём довольно многое. Рассказываем, что отличает новый фильм от книги и старой версии.

Мы разбираем сюжет — а значит, придётся проспойлерить всё, включая концовку!

Устав от суеты городской жизни, Луис и Рэйчел переезжают в небольшой городок Ладлоу в штате Мэн. Луис получает работу в университетской больнице, а Рэйчел сидит дома с детьми, Элли и малышом Гэджем. Почти всё как в книге. Правда, время действия перенесли в настоящее: есть здесь и Google, и смартфоны.

Но главное, теперь переживания Луиса, вокруг которых было построено повествование оригинала, отошли на второй план. Взгляд в фильме прикован к Элли: она шутит, рисует, занимается балетом, общается с родителями и играет с братом, а главное — только-только начинает узнавать мир и его законы.

Едва успеваешь привязаться к девочке, как её тут же забирают. В фильме именно Элли, а не малыш Гэйдж, гибнет под колёсами грузовика. Именно её отец закапывает на старом кладбище, покойников с которого оживляет древняя магия. Но на сей раз мы действительно успеваем узнать Элли, и оттого метаморфозы, что с ней произошли после воскрешения, кажутся чудовищными.

К примеру, в начале фильма она проводит для родителей небольшое танцевальное представление. Вернувшись, она вспоминает о своём прижизненном увлечении, но движения у неё грубые и резкие, а заметив семейное фото, она и вовсе начинает крушить всё на своём пути — Луису едва удаётся её успокоить. Это по-настоящему шокирует, во многом благодаря великолепной игре юной Жете Лоранс.

Из-за того, что Элли в фильме старше и уже начала формировать представление о мире, её реплики после воскрешения стали звучать куда интереснее книжных.

Узнав о смерти из рассказов отца, Элли теперь испытывает его, словно стремясь выбить признание в том, что он натворил, — она-то теперь знает, что находится за гранью жизни.

Двухлетний Гэйдж никогда не смог бы такое провернуть просто из-за того, что ещё не научился понимать психологию людей и манипулировать их чувствами.

В книге и старом фильме (кадр оттуда) Гэйдж тоже был разговорчивым, но слова его словно принадлежали самому дьяволу

Старик и кладбище

Следуя за Элли, зритель попадает на кладбище домашних животных. Внешне — это те же концентрические круги из самодельных могил с истёртыми надписями, разве что выглядят они чуть более заброшенно и мрачно.

Тут девочку кусает оса, и она падает на землю. Тогда она и встречает пожилого Джада Крэнделла, который помогает ей вытащить жало: так и происходит их знакомство.

В книге оса жалит Гэйджа, а встреча происходит возле их дома.

Потом Джад рассказывает, что для местных детей похороны домашнего питомца — особый ритуал, со странными звериными масками и барабанами. За такой процессией Элли увязывается в начале фильма. В оригинале кладбище оставалось кладбищем — тихим местом, где дети хоронили своих питомцев. Много лет назад Джад тоже закопал там своего пса Биффера (в книге — Спота).

Историю Спота зритель узнаёт из рассказа Джада

Эта встреча становится началом дружбы Джада и Элли: девочка для него — словно внучка, которой у него никогда не было.

Позже старик признаётся Луису, что Элли — первый человек, о котором он хочет заботиться, с тех пор как умерла его жена. Поэтому он и рассказывает Луису о старом индейском захоронении, что воскрешает мёртвых.

Он тоже переживает за девочку и не уверен, что она готова принять смерть своего кота Чёрча.

В книге связь Джада c Луисом была ещё сильней: в первых строках романа Луис признаётся, что старик стал для него вторым отцом. Но в ремейке отношения у них довольно прохладные.

Особенно это заметно, когда после похорон Элли Джад пытается отговорить Луиса от страшной идеи воскресить дочь.

И если в книге старика усыпила древняя магия Вендиго, то в новом фильме Луис сам подсунул Джаду снотворное, чтобы тот ему не помешал. Книжный Луис так никогда не поступил бы.

Зато в ремейке вернули Норму, жену Джада, — в киноадаптации 1989 года от Мэри Ламберт о ней не вспомнили, а часть её сюжетной линии ушла к Мисси, домоправительнице Кридов. В книге у Нормы было слабое здоровье, она долго страдала от прогрессирующего артрита.

На Хэллоуин у неё случился сердечный приступ. К счастью (как выясняется позже, к несчастью), Луис оказался поблизости и успел спасти женщину.

И хотя пару месяцев спустя она умерла, именно это заставило Джада рассказать Луису о мистической силе кладбища в благодарность за спасение жены.

На начало нового фильма Норма уже мертва и никак не влияет на сюжет. Зато Элли ненадолго принимает её облик и пугает Джада рассказами из ада. Со слов Нормы выходит, что муж закопал её на индейском кладбище. Книжному Джаду о таком даже страшно было подумать.

Как умерли кот и ребёнок

Британца из фильма восьмидесятых сменил мейн-кун – почти как на легендарной обложке

Смерть настигает Чёрча на Хэллоуин, когда вся семья находится дома – в книге в это время Рэйчел с детьми гостит у родителей на Дне Благодарения. В ту же ночь Луис и Джад отправляются его хоронить.

Интересно, как дойдя до «первого» кладбища, Луис начинает рыть могилу, но Джад его останавливает и говорит, что «их место» за валежником. Позже Джад признаётся, что каждый раз он ищет повод туда пойти.

Элли погибает так же, как и в книге, — девочку сбивает фура. Но из-за остальных расхождений сюжета обстоятельства, которые привели к её смерти, в фильме совсем другие.

Трагедия происходит в её день рождения. Параллельно проигрываются сразу две сцены. В одной Гэйдж, ускользнув из-под присмотра родителей, выбегает на шоссе. В другой Элли выходит на трассу и идёт навстречу Чёрчу, который сумел найти дорогу домой. Гэйджа Луис успевает спасти, а вот Элли замечает машину слишком поздно.

В книге на дороге был только Гэйдж, но отец не успел выхватить его из под колёс. Это стало причиной скандала на похоронах, когда отец Рэйчел обвинил Луиса в смерти сына. Завязалась драка, в ходе которой они случайно свалили гроб Гэйджа. В фильме разногласия Луиса с родителями Рэйчел полностью убрали.

Как изменилось кладбище

После недолгих раздумий — решение и правда кажется каким-то лёгким по сравнению с многостраничными размышлениями в книге — Луис относит умершую дочь на кладбище микмаков. В темноте за ним наблюдает злой дух Вендиго. И хотя он тоже появляется на страницах книги по истории, которую Джад показывает Луису, он не получает дальнейшего развития.

По книге, сам могильник — не просто инструмент, но невероятная сила по ту сторону барьера, свидетельство тайны, что скрывает смерть, хоть эта тайна и неприятна.

В фильме никто не упоминает о микмаках и древности кладбища, но создателям удалось передать жуткую атмосферу, исходящую от него и заставляющую местных в страхе ожидать следующего захоронения — как с циклами по двадцать семь лет из «Оно».

В оригинале же это чувство вызывали мысли персонажей и присутствие магии; сам городок и жизнь в нём оставались пасторально-безмятежными.

В фильме племя микмаков не упоминают и просто называют их индейцами

В фильме дорога к индейскому кладбищу стала легче. В оригинале Луис взбирался наверх по огромным каменистым ступеням, и, чтобы пройти весь путь, он должен был физически преодолеть себя.

Из фильма ступени убрали и оставили лишь болото, чьё дно усеяли белые кости. Выглядит это зловеще, но не передаёт того противостояния духа, что было в книге.

Впрочем, ни то ни другое не смогло остановить Луиса и предотвратить то, что он задумал.

Сестра-призрак

Параллельно основному сюжету зритель узнаёт о прошлом Рэйчел и её умершей сестре Зельде. Девушка долго болела спинномозговым менингитом и медленно умирала.

Однажды, когда родители оставили Рэйчел присматривать за сестрой, та задохнулась и умерла. И хотя Рэйчел втайне ненавидела её и испытывала к ней отвращение, в её гибели она винила себя.

Неприятие смерти и страх перед ней остались с Рэйчел навсегда.

В новом фильме Зельда умирает странной и мучительной смертью. Вместо того чтобы покормить её самой, Рэйчел, вопреки запрету родителей, поднимает еду к сестре в комнату на старом кухонном лифте.

Услышав грохот, Рэйчел посчитала, что устройство снова сломалось, и в шахту упал поднос с едой. Заглянув туда, вместо посуды она видит искалеченное тело сестры.

Вот только как и зачем она туда полезла, мы так и не узнаём.

В романе Зельда приходила к Рэйчел только в кошмарах. А вот в фильмах — и старом, и новом — она больше напоминает домашнего призрака, на которого пришлась изрядная доля скримеров.

Отсылки и пасхалки

Гэйдж, как и книжная Элли, «сияет»: как и Дэнни Торренс, малыш не перестаёт повторять имя Паскоу, который ему явился во сне

В фильме полно отсылок к другим произведениям Кинга. Во время вечеринки в честь дня рождения Элли можно услышать рассказ Джада о том, как пару лет назад здоровенный сенбернар взбесился и убил четверых людей. Это, конечно, намёк на «Куджо»: в этом романе здоровенный пес, заразившись бешенством, начинает убивать всех вокруг. Эта отсылка переехала из книги.

Ещё одна пасхалка, которую режиссёры подсмотрели у Кинга: по дороге из Чикаго Рэйчел замечает дорожный указатель на Иерусалимов Удел, город, разрушенный вампирами в книге Кинга «Жребий». В новой адаптации один из указателей ведёт в Дерри, другой выдуманный город, где уже много веков живёт один зубастый клоун. Сверни Рэйчел туда, едва ли это улучшило бы её положение…

Многие заметили, что в фильме пропустили рассказ Джада о Тимми Батермане. Юноша погиб на войне во Вьетнаме, и отец, убитый горем, похоронил его на кладбище микмаков. Тимми вернулся другим: вечно ухмыляющимся, озлобленным и словно всезнающим. Вскоре отец убил его и застрелился сам.

На самом деле в новом фильме о нём не забыли: Луис узнаёт эту историю из газетной вырезки, которую нашёл в Google.
В самом начале фильма можно услышать, как Луис небрежно бросает «Великий и Ужасный»; то же самое говорит и Элли после своего воскрешения.

Это, конечно, отсылка к Волшебнику из Страны Оз, который давно стал полноправным участником многих произведений Кинга. Имя Зельды тоже взято из этой истории.

В больнице Луис упоминает, что он работал в ночную смену в пункте медицинской помощи. Чем не мини-отсылка к «Ночной смене»?

В книге водитель грузовика, сбивший Гэйджа, признался, что неведомая сила заставила его давить на педаль газа. Фильм Мэри Ламберт ушёл от этого — там водитель просто отвлёкся на песню «Sheena is a Punk Rocker» группы The Ramones. Кёльш и Уидмайер спрятали отсылку к этой песне: перед аварией водителю звонит некая Sheena.

Наконец, есть ещё одна очевидная пасхалка, отсылающая к старой экранизации. Когда Элли умирает, Луис в сердцах выкрикивает: «Пусть Бог заведёт своего ребенка!» Подобную фразу в старом фильме сказала Элли («Пусть Бог заведёт своего кота!»), когда испугалась за Чёрча.

Финал: кто кого убил?

У Кинга мертвецы не могли воскрешать других людей

Кончаются фильм и книга похоже, но Элли играет в нём куда большую роль. В фильме, выбравшись из могилы, Элли сразу отправляется домой, где её ждёт Луис. Ослеплённый родительской любовью, он не хочет замечать, как сильно она изменилась.

Что бы ни случилось, он верит, что её возвращение того стоит. А вот Рэйчел находит в себе силы сказать, что это не её дочь.

Так происходит её примирение со смертью, и, кажется, она не только принимает гибель Элли, но и готова наконец-то отпустить Зельду.

А вот Элли её просто так не отпускает. Убив мать, девочка относит её на кладбище. Пытаясь предотвратить беду, Луис погибает от удара в спину, который наносит ему ожившая жена. В заключительной сцене Луис, Рэйчел, Элли и Чёрч подходят к запертому в машине Гэйджу — единственному, кто ещё не умирал.

Чикаго заменили на Бостон, чтобы возвращение Рэйчел домой выглядело не таким надуманным: всё-таки она делает это только из-за слов Гэйджа

В книге Луис не казался таким безумцем: отчасти потому, что он одурманен силой кладбища, а отчасти из-за того, что для него это что-то вроде эксперимента. Если что пойдёт не так, всё легко исправить смертельной дозой снотворного.

Даже в худшем случае жена с дочкой не узнают, что произошло, так что у Луиса всё под контролем. Но, когда он находит тело жены, его план даёт сбой. Он не может этого вынести и в третий раз идёт на кладбище. Воскреснув, Рэйчел убивает Луиса.

Книжная Элли в этих семейных разборках не участвовала и осталась с бабушкой и дедушкой в Чикаго.

* * *

Поначалу кажется, что Кёльш и Уитмейер камня на камне не оставили от оригинального сюжета: изменений столько, что на них едва хватит одной статьи. Но, даже со всеми новыми нюансами, это всё та же история о страхе перед смертью, о её неумолимости и неизбежности. Это история о том, что все умирают.

 Дарья Буданова |  19.09.2017 |  2 372

Что не вошло в фильм — от знаменитой оргии до происхождения Оно, а что сохранилось в виде отсылок для знатоков.

Источник: https://www.MirF.ru/kino/kladbische-domashnih-zhivotnyh-film-protiv-knigi/

Читать онлайн КлаТбище домашних жЫвотных страница 1. Большая и бесплатная библиотека

Кладбище домашних животных на английском читать. Книга кладбище домашних животных читать онлайн

© Stephen King, 1983

© Перевод. Т.Ю. Покидаева, 2015

© Издание на русском языке AST Publishers, 2016

Предисловие

Когда меня спрашивают (а спрашивают меня часто), какая из моих книг мне самому кажется самой страшной, я не задумываясь отвечаю: «Кладбище домашних животных».

Возможно, читатели считают иначе — судя по письмам, больше всего их пугает «Сияние», — но все люди разные, каждого из нас смешат и пугают совершенно разные вещи.

Я знаю только, что в свое время спрятал подальше рукопись «Кладбища», понимая, что меня все-таки занесло и я слишком далеко зашел. Как потом оказалось, не так уж и далеко — по крайней мере в том, что приемлемо для читателей.

Но в том, что касается моих личных переживаний, это действительно было слишком. Проще сказать, меня самого ужаснуло то, что я написал, и к каким заключениям пришел в этой книге. Я уже неоднократно рассказывал историю создания «Кладбища», но, наверное, можно ее повторить еще раз; последнее слово дороже любого.

В конце 1970-х меня пригласили на целый учебный год в мою alma mater, Мэнский университет, в качестве преподающего литературу писателя, также там я вел специальный курс фантастической литературы (заметки для лекций к этому курсу легли в основу книги «Пляска смерти», вышедшей в свет двумя годами позже).

Мы с женой сняли дом в Орринггоне, милях в двадцати от кампуса. Замечательный дом в замечательном крошечном городке провинциального Мэна. Если нам что и не нравилось, так это дорога, проходившая перед домом.

На ней было очень оживленное движение и постоянно ездили грузовики и цистерны от химического завода, стоявшего неподалеку.

Хулио Десанктис, хозяин магазинчика напротив нашего дома, сразу предупредил нас с женой, что надо хорошенько следить, чтобы дети и домашние животные не выбегали на дорогу. «Это плохая дорога. На ней гибнет много животных», — сказал нам Хулио, и эту фразу я потом перенес в книгу.

Подтверждением его слов служило кладбище, которое располагалось в лесу за нашим домом, а точнее, за полем на соседнем участке. На дощечке, прибитой к дереву у входа на этот маленький трогательный погост, было написано: «КЛАТБИЩЕ ДОМАШНИХ ЖЫВОТНЫХ».

Эта надпись — именно такая, с орфографическими ошибками — не только вошла в мою книгу, но и стала ее названием. Там были похоронены собаки и кошки, несколько птиц, даже одна коза.

У моей дочки, тогда восьмилетней, был кот по имени Смаки, которого она обожала, но вскоре после переезда в Оррингтон я нашел его мертвым на лужайке у дома через дорогу.

Кот моей дочери тоже погиб на плохой дороге, на шоссе номер 5. Мы похоронили его на кладбище домашних животных. Дочка сама соорудила надгробие и написала на нем: «СМАКИ: ОН БЫЛ ПОСЛУШНЫМ».

(Разумеется, Смаки не был послушным; он был котом!)

Все вроде бы было нормально, пока в какой-то из вечеров я не услышал топот, доносившийся из гаража и сопровождавшийся плачем и странными хлопками, похожими на взрывы крошечных хлопушек. Я пошел посмотреть, что происходит, и обнаружил в гараже свою дочь, разъяренную и прекрасную в горе.

Она нашла несколько больших листов пупырчатой пленки, которую используют для упаковки хрупких предметов, расстелила их на полу и давила пузырьки ногами с криками: «Это был мой кот! Пусть Бог заведет своего кота! А Смаки был мой!» Я считаю, что подобная ярость — самая правильная реакция думающего, восприимчивого человека на настоящее, большое горе.

И я всегда восхищался дочерью за ее дерзкий выкрик: Пусть Бог заведет своего кота! Все верно, малышка, все верно.

Наш младший сын, которому тогда не исполнилось и двух лет, еще только учился ходить, но уже вовсю упражнялся в беге.

В один не самый прекрасный день, вскоре после гибели Смаки, когда мы с соседями запускали воздушного змея у них во дворе, нашему малышу взбрело в голову побежать к дороге. Я рванул следом за ним и уж.

на бегу услышал, как по шоссе грохочет приближающий ся грузовик «Чанбро» (в романе — «Оринко»). Я до сих пор не уверен, что именно произошло: либо я пойме т сына и сбил его с ног, либо он упал сам. Когда тебе по-настоящему страшно, память нередко подводит.

Я знаю только, что сын жив-здоров, он уже не ребенок, а молодой человек. Но где-то на самом краю сознания непрестанно маячит это кошмарное а что, если. Что, если бы я не успел его перехватить? Что, если бы он упал на дорогу, а не на обочину?

Думаю, теперь вам понятно, почему книга, возникшая из этих переживаний, так меня беспокоит. Я взял за основу реальные события и добавил к ним это ужасное а что, если. Иными словами, неожиданно для себя самого я не только помыслил немыслимое — я его записал.

В нашем оррингтонском доме было не так много места, но в магазине Хулио очень кстати имелась свободная комната, где я и писал «Кладбище домашних животных» День за днем я работал над книгой и наслаждался процессом; я понимал, что сочиняю «забористую» историю, которая захватила мое внимание и непременно захватит внимание читателей, но когда работаешь день за днем, перестаешь видеть лес и только считаешь деревья. Закончив книгу, я дал ей отлежаться месяца полтора — я всегда так работаю, — а потом перечитал на свежую голову. Результат был настолько ошеломляющим и пугающим, что я убрал рукопись в дальний ящик стола, убежденный, что эту книгу не напечатают никогда. По крайней мере при жизни автора.

Но обстоятельства сложились так, что ее все-таки напечатали. Я прекратил сотрудничество с издательством «Даблдей», где выходили мои первые книги, однако по условиям контракта, чтобы закрыть все счета, я должен был им еще одну, последнюю книгу.

У меня в наличии имелась только одна «свободная» книга, и это было «Кладбище домашних животных». Я посоветовался с женой, к которой всегда обращаюсь, когда не знаю, как поступить, и она сказала, что книгу надо опубликовать. Она считала, что это хорошая книга.

Страшная, да — но слишком хорошая, чтобы прятать ее от мира.

Билл Томпсон, мой первый редактор в «Даблдей», тогда уже перешел в другое издательство (кстати, в «Эверест хаус»; именно Билл предложил мне написать «Пляску смерти», а потом отредактировал ее и выпустил в свет), и я отослал рукопись Сэму Вону, одному из лучших редакторов того времени.

Именно Сэм принял окончательное решение: он захотел сделать книгу. Он отредактировал «Кладбище» сам, уделив особенно пристальное внимание окончанию истории, и благодаря его вкладу изначально хорошая книга стала еще лучше.

Я всегда буду благодарен ему за вдохновенную редактуру, и я ни разу не пожалел, что опубликовал эту книгу, хотя лично мне она до сих пор представляется жуткой и противоречивой.

Мне никак не дает покоя самая пронзительная фраза книги, произнесенная стариком Джадом Крэндаллом, соседом Луиса Крида. «Иногда смерть — не самое худшее». Я всем сердцем надеюсь, что это неправда, однако в кошмарном контексте «Кладбища домашних животных» все именно так и есть.

И, быть может, это неплохо. Быть может, «иногда смерть — не самое худшее» — это последний урок, который мы извлекаем из настоящего горя, когда устаем топтать ногами пупырчатую пленку и кричать Богу, чтобы завел себе собственного кота (или собственного ребенка), а наших не трогал.

Быть может, это подсказка от мироздания: в конечном итоге мы обретаем покой в нашей человеческой жизни, только когда принимаем волю Вселенной.

Возможно, это напоминает дурацкий эзотерический бред, но альтернатива видится мне беспросветной тьмой, настолько жуткой и тягостной, что мы, смертные существа, ее просто не вынесем.

Источник: https://dom-knig.com/read_399241-1

Кладбище домашних животных

Кладбище домашних животных на английском читать. Книга кладбище домашних животных читать онлайн

: Чтобы воскресить погибшего сына, отец хоронит его на кладбище, где оживают мертвецы, но в тело ребёнка вселяется демон и убивает его мать. Отец уничтожает сына и, обезумев, оживляет жену.

Действие происходит в вымышленном городке Ладлоу, в штате Мэн, США.

Часть первая

Доктору Луису Криду предложили руководящую должность в универси­тетской больнице, и он вместе с женой и двумя детьми переехал из мегаполиса в маленький городок поближе к работе.

Луис Крид — мужчина средних лет, любящий муж и отец, главврач в универси­тетской больнице, не верит в сверхесте­ственное

В день приезда Луис познакомился со стариком Джудом Крэндаллом, жившим по соседству, за дорогой с оживлённым движением.

Джуд Крэндалл — 83-летний сосед Луиса; бодрый и подвижный старик; обладает мудростью и большим жизненным опытом; поддерживает Луиса в тяжёлые моменты жизни

Вскоре Джуд стал Луису как отец, которого тот потерял в три года.

Продолжение после рекламы:

Старик рассказал, что на дороге гибнет много животных, которых дети десятилетиями хоронят на кладбище в лесу, за домом Луиса. Через несколько недель Джуд отвёл новых соседей на это кладбище, могилы на котором располагались по спирали. За кладбищем, по словам Джуда, находились земли, принадлежавшие когда-то индейскому племени микмаков.

В ноябре на День благодарения жена с детьми уехала в гости к своим родителями, а Луис остался дома. Вечером любимого кота дочери сбил грузовик. Зная, как дорог этот кот девочке, Джуд отвёл Луиса по ведущей от кладбища домашних животных тропе на обширное плато, где когда-то микмаки хоронили умерших. Индейцы покинули это место, считая, что его «испортил» злой дух Вендиго.

Вендиго — злой дух индейцев племени микмаков, обитающий на заброшенном индейском кладбище

Джуд велел Луису закопать здесь кота. Позже старик рассказал, что кладбище домашних животных — преддверие кладбища микмаков, там тоже есть некая сила, но на плато её гораздо больше. В детстве Джуд похоронил на плато своего пса, тот ожил и прожил ещё много лет.

Об этом плато знали те, кто хотел вернуть своих любимцев. Когда Луис спросил, хоронили ли там людей, Джуд испугался и ответил отрицательно. Доктору показалось, что старик врёт и что-то словно управляет им.

Следующим утром кот вернулся домой. Движения его стали затормо­женными; охотясь, он проявлял чрезмерную жестокость; от него воняло раскопанной могилой.

От прикосновений кота Луиса бросало в дрожь, и он с трудом сдерживался, чтобы не пнуть его ногой. Он казался скользким, грязным… одним словом, отврати­тельным.

Луис возненавидел кота, а его дочь из-за вони не хотела с ним играть. Жене Луис ничего не рассказал.

Брифли существует благодаря рекламе:

Часть вторая

Весной сын доктора Гэдж, недавно научившийся ходить, выскочил на дорогу, где его сбил грузовик.

Гэдж — маленький сын Луиса; погиб, едва научившись ходить

Охваченный отчаянием, Луис решил вернуть сына с помощью кладбища микмаков. Пытаясь отговорить друга, Джуд рассказал о мужчине, который закопал на плато погибшего сына. Оживший юноша стал воплощением злобного всезнающего демона, и отцу пришлось убить его. Микмаки считали, что в парня вселился Вендиго.

Джуд верил, что индейское кладбище имеет власть над теми, кто там когда-либо побывал. Оно заставило Джуда привести Луиса на плато, и теперь заставляет доктора отнести туда сына.

Несмотря на предупреждения Джуда, Луис осуществил свой безумный план. Уговорив жену и дочь уехать, доктор вскрыл могилу сына и отнёс его на плато. По дороге, сквозь туман, Луис увидел громадное существо, сопровождаемое смрадом гниющего мяса.

В какой-то миг в тумане мелькнуло нечто тёмно-серое, причём его размытый, нечёткий контур был больше шестидесяти футов высотой. ‹…› Промелькнули две жёлто-оранжевые вспышки. Что-то вроде глаз.

Теперь Луис заметил, что могилы на плато тоже расположены в виде спирали, и понял, что кладбище домашних животных — ловушка, заманивающая людей в лапы Вендиго

Продолжение после рекламы:

Тем временем дочке Луиса начал сниться жуткие кошмары о том, что собрался сделать её отец, девочка кричала во сне. Из-за кошмаров дочери Рэчел охватило плохое предчувствие, и она отправилась домой.

Рэчел Крид — жена Луиса, еврейка, вышла замуж против воли родителей; из-за перенесённой в детстве психоло­гической травмы боится смерти и всего, что с ней связано

По дороге Рэчел позвонила Джуду. Старик пообещал помешать Луису наделать глупостей, но не сдержал слова — какая-то сила усыпила его в тот момент, когда Луис вернулся, чтобы отправиться на плато микмаков с мёртвым сыном на руках.

Вернувшись с плато в полном изнеможении, Луис уснул.

Часть третья

Пока доктор спал, существо, вселившееся в мёртвого Гэджа, достало скальпель из его саквояжа, отправилось к Джуду и убило его. Затем монстр убил Рэчел, которая вернулась и решила навестить соседа, не заходя домой.

Это был Гэдж. Лицо его было не чёрным, но заляпанным грязью и засохшей кровью. И он шатался, будто его сложили из отдельных кусков чужие, грубые руки.

Проснувшись, Луис увидел на полу грязные следы маленьких ног, обнаружил, что в докторском саквояже не хватает скальпеля, и понял, что произошло. С помощью смертельной дозы морфия Луис убил кота, Гэджа и сжёг дом Джуда вместе с трупами.

Тело жены окончательно сошедший с ума доктор сжигать не стал, а отнёс его на плато микмаков. Он верил, что Рэйчел вернётся такой же, как и раньше, так как умерла совсем недавно, и не сознавал, что им управляет Вендиго.

Эпилог

Прождал Луис недолго. Вскоре он услышал тяжёлые шаги за спиной. Мёртвая Рэчел положила руку ему на плечо и глухим голосом произнесла: «Дорогой».

За основу пересказа взят перевод Вадима Викторовича Эрлихмана.

Источник: https://briefly.ru/king/kladbishche_domashnikh_zhivotnykh/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.